Простая манипуляция со Светом.

В дом случайно или по недомыслию залетела зелёная глянцевая виплакшери муха, хоть и не место ей там. О-о-ой, не место. Юркая, шустрая, жужжучая. Убивать таких противно не через мухолюбие. Просто противно. Только поймать и отпустить на волю. Вот, ловишь, ловишь, ловишь, а она будто решила тебя извести или с ума свести. Или хочет, чтобы ты в своём доме всё побил к чертям собачим. Скорее всего последнее. Очень быстрая. Думаешь, может, темно, и поэтому не получается поймать? Включаешь весь имеющийся в арсенале свет. А она ещё быстрее от этого становится. Ко мне же снисходит озарение. Открыть окно и выключить свет. Теперь светлее всего стало за окном. Муха исчезла. Маленькое домашнее счастье сгустилось назад, на обычное своё место. К чему это я? Может, к тому что счастье любых размеров не толерантно?

Зебра бесконечности

Война - обострённое противостояние зла и добра. Мир - попытка добра ужиться со злом, а зла - перехитрить добро, что неизменно ведёт к войне. Добро - побеждённое зло. Зло - побеждённое добро. Добро - побеждённое зло. Зло - побеждённое добро... Так я думал, когда был ребёнком. Как я думаю теперь? Всё так же. Всё так же. Что изменилось с тех пор? Теперь я не ребёнок. То есть, могу не только любоваться алмазом (хотя, этот навык не утерян), но и сотворить с ним бриллиант... или ещё чего... И речь не про то, как я хорошо и плохо сохранился, равно как и вовсе не про меня... 
  • Current Music
    Фёдоров. "Душа".

Термины...

Зелёные мухи "Либеральные демократы" - псевдоинтеллигентные приматы с ЗАзеркальными нейронами и тонкими слоями ВИП-лакшери-позолоты с обеих сторон кривого нейронного стекла, образующего устойчивый снобизм класса люкс к сообществу с нейронами просто зеркальными; а поскольку эта пресловутая позолота с обеих сторон - сигнал извне не проникает и носители "варятся в собственном соку" ненависти. Ненависти к стране, в которой родились и безбедно живут, паразитируя. Ненависти к деятельным людям, которых паразитируют.  То есть, это и есть, собственно,  фашисты или либернацисты, кому какое понятие ближе, (не просто моральные уроды, но идейные) - наши современники. К сожалению. Но, к счастью, кажется, их не так-то и много - просто назойливые, как те зелёные блестящие мухи, которых зелёным человечкам и прихлопнуть-то брезгливо - уж больно велика неприятная масса их содержимого, которую потом ведь оттирать ещё. Да и картинка неприглядна. 

Внегалактическое

Я, конечно, извиняюсь. Но, мозг Украины &Co покинул Млечный путь. Чем было достигнуто такое ускорение - даже не спрашивайте. Хватит ли топлива вернуться назад - вопрос уже вне компетенции земных технологий. Может, чем оно дальше, тем оно... Не знаю что. Но, оно мне уже даже смешно не делает. Наркотрафик какой-то.

Гон Совбеза

Мы глубоко озабочены и решительно призываем призывать ещё более решительно к ещё более глубокой озабоченности. Заботливо и решительно призываем решить и призвать к решительной и глубокой озабоченности по глубокой заботе о решительном призыве и о дальнейшем углублении решительности к призыву о заботе и её решительном углублении.

50 на 50 или стакан наполовину уже полон, несмотря на то, что и пуст наполовину.

Или логика и здравый смысл больше никак не вписывается в новейшую реальность. Или «весы» сломались, и на чаше добра образовалась «чёрная дыра». Или. Ва-банк. Возможно, реальное «лицо» (какое-нибудь monsanto & co) ещё не проявилось и нужно ждать ещё сколько-то (если так, то это «лицо» явится неожиданностью для всех, поскольку все «лица», уже известные, проявились и достаточно «накосячили»,  саморазоблачившись), хоть нервы и сдают уже даже у самых разумных и рассудительных. Может, я излишне позитивен, но свет вдалеке виден. Потому что, если и это мираж, то сознание рисует картинку очень скорых боёв на соседних улицах и в душах каждого, у кого наличествует душа и соседняя улица . Вот уж точно, надежда уходит, когда манечка приходит, то есть, не уходит никогда. У здоровых оптимистов. У остальных же, вечно живущих с манечкой - надежда не приходит никогда, даже когда стол ломится от яств. Почему у них так? Потому что это единственный их ориентир. Бездушных, желудочных. Однако. Без них тоже никак. Так устроена вселенная. На равновесии. Или нет...

Неделя садов

Ежегодно в начале июня в центре Москвы в усадьбе графа Остермана проходит "Неделя садов" журнала "Мезонин". За десять дней до открытия выставки меня пригласили там поучаствовать, обозначив мне место и размер. Место было центральное у входа на территорию усадьбы, правда, на асфальте. Все участники либо прибирались, либо заканчивали монтаж своих "садиков", а я ещё не имел никакого понятия, что там сотворить. За сутки я набросал схему действий и характер конструкции из дерева и приступил к поиску исполнителей за имеющийся бюджет. Из десятка деревообрабатывающих цехов с прекрасной базой только два согласились рассмотреть моё предложение при условии, что я в течении 12 часов предоставлю проект конструкции в мельчайших деталях. Через 12 часов, когда проект был готов я шёл обратно, зная что теперь они все точно мне откажут, потому что пройдя этот отрезок времени с карандашом и решиной я понимал, что то была отмазка чтобы не отказать сразу, в уверенности о невозможности сделать проект за 12 часов. Они отказали, сославшись теперь на то, что сроки исполнения нереальны. Оставалось 6 дней. Ещё два дня я "рыл землю" чтобы найти желающих работать быстро, качественно и заработать хорошо. Оставалось 4 дня, когда откликнулся мой знакомый скульптор, предложив "как крайний вариант" бригаду глухонемых мастеров, помогающих обычно с его деревянными скульптурами за возможность выставить его скульптуры в рамках стенда. Только вот незадача: они запойные и пьют уже неделю, хотя обычно по этой причине отсутствуют две. Так что я взял их номера телефонов и стал бомбардировать текстовыми сообщениями. Двадцатичетырёхчасовая бомбардировка увенчалась взятием "крепости" и за три дня и три ночи до открытия выставки мы вчетвером стояли перед единственным пустым участком асфальта, перед взорами гламурных дизайнеров-архитекторов, раздувающих щёки в нашу сторону, перед лицом подвига, который мы взялись совершить с шестикубовой горой необрезной доски и бруса.  Мы молча (а как ещё?) переглянулись и кивнули друг другу, мол, договорились, сделаем, давай чертежи. Я дал чертежи. Полчаса они дружно молчали над чертежами. Я стоял в стороне, представляя будущую картинку, корректируя что-то у себя в голове. Невольно слушая, о чём переговариваются гламурные. Я родился с острым слухом и зрением, со способностью вычленять внятную речь из общего гама (особенно шёпот) и видеть картинку в целом с мельчайшими деталями в частности (особенно неуловимыми). Это отклонение слуха и зрения от нормы как-то даже называется, но меня не беспокоит. Так вот ничего доброго и хорошего они про нас уже не говорили. Начать с того, что трое глухонемых, ещё толком не вышедших из запоя и обветшавший за неделю я. А одежда на нас четверых была крайне не гламурной. Я улыбнулся и подмигнул всем по очереди, представляя, как они мне желают удачи. "Спасибо!" - мысленно сказал я. Закончив молчать над чертежами, ребята помолчали на меня, написав на листочке: "Чертёж потрясающий, но можно мы узлы сделаем по-своему?" А я ждал приговор: "Это точно невозможно за три дня и три ночи!" "Делайте, как знаете, мне хватит рекомендации для доверия" - написал я, думая, что нужно мимикрировать и становиться глухонемым, потому что в ближайшее время ни слух, ни речь мне не понадобятся. "Тогда до завтра тут в полдень" - написал их писчий. Я непроизвольно расширил глаза, сузил зрачки, вскинул руками сначала по сторонам, потом в сторону горы древесины, потом в сторону пустого асфальта, а затем обратно по сторонам и в довершение топнул ногой оземь, удовлетворённо заметив про себя об успешном запуске механизма мимикрии. «Писчий» вытащил из своей сумки две бутылки водки и все улыбнулись мне во все зубы, указывая  взглядами на «Тогда до завтра тут в полдень». «Не успеем» - как бы сказал я, покачивая головой со скорбным лицом. А они стояли и улыбались в него. «До завтра!»- взвел я руками. Радовало, что и я смогу выспаться. «Уходят!» - донеслось издалека.

Встретившись, как договорились, мы приступили к работе под бдительным надзором гламурных. Ребята точили, пилили, таскали, шлифовали, строгали и к полуночи создали огромную кучу стружки, древесной пыли и мусора. У меня уже тоже не было сил, а голод вызывал ярость и желание кому-нибудь её «премировать», но никого такого под рукой не оказалось. До открытия выставки оставалось два дня и две ночи. Когда в десять утра мы пришли в усадьбу, нас ждала разъярённая делегация гламурных активисток, заряженных сидящими в своих норках пессимистами. «Мы требуем рассказать нам что у вас тут намечается и как это будет соотноситься с нами, а ещё срочно убрать мусор, тут у всех уже чисто!» - скорострелом выпалили они в нас своим противопоставлением нам. «Вот!» - отдал я проект спикерше. «За мусор не волнуйтесь – он наш» - добавил я, отвернулся и перестал обращать на них внимание, ведь меня ждала работа. Через пятнадцать минут «спикерша» вернула мне проект и недовольно фыркая указала мне на недопустимость таких ярких цветов, которые, по её мнению, могут убить или навредить тонкой изысканности стиля её чудо-садика, дубликат которого я видел не раз в Риме. «Спасибо за комплимент и искренне надеюсь, что ваш гений всё же не пострадает» - улыбнулся я. Улыбались ей во весь рот и ещё три мужика. Это видимо её обезоружило, и больше я о ней не вспоминал. К вечеру конструкция была готова и отпустив ребят, я под светом прожекторов красил, красил и ещё раз красил.

К шести утра три слоя стали подсыхать, а я заснул у себя в машине и проспал до девяти, когда меня разбудили ребята, разумно решившие прийти пораньше. Но вчетвером. Четвёртый был постарше и полуглухонемым. Читает по губам и неплохо имитирует речь. Представился их учителем труда в школе, сказав, что всему, что они умеют, обучил он. «Отлично! Тогда помогите мне пожалуйста решить задачку.» - попросил я указывая на рисунок будущего  замысловатого столика и не менее замысловатого  кресла для стенда, который мне нужно было сделать самому, но лень было думать над узлами из-за отравления ночной покраской. Он мне битых два часа втолковывал как там и что нужно делать, какой шип, какой паз, какой, где угол. Я ну ничегошеньки не мог понять и попросил медленно говорить, что мне делать, я просто буду делать, а там руки поймут, к чему всё это ведёт. Пару часов под его бдительным руководством я проделывал непонятные мне действия и, наконец, все части пазла были готовы. «Ну! Теперь понял, дундук?» - без обиняков с презрением Мастера кинул он мне. «Да, конечно.» - заверил его я, хотя по прежнему ничего не понимал, но хотел поскорее избавиться от словоохотливого глухонемого, которому явно не с кем было давно попрактиковаться в имитации  звуков. Чтоб я был так разговорчив! Он внимательно ещё раз на меня посмотрел, махнул на меня рукой и сказал: « Да ни хрена ты не понял!». «Это почему-ж?» - спросил я. «Не знаю – тебе видней. Может ты идиот?» - парировал он. «Разрешите приступить к склейке, товарищ генерал?» - спросил я. «Иди ты к чёрту!» - кинул он улыбаясь мне затылком уходя. Я думал навсегда, но стоило мне всё собрать и склеить, как он появился, явно довольный обедом. «Ну как?» - довольный своим разумом  и получившимися более диковинными чем я ожидал диковинками спросил я. Он внимательно осмотрел изделия и не менее внимательно порылся у меня в глазах. Меня даже стало подташнивать от него. «Ну идиот! Я видал много разных идиотов, но таких ещё нет!» Ещё раз осмотрел изделия и опять меня. « Ну идиот! Ты хоть сам-то понимаешь, какой ты идиот? Просто клинический!» «Нет. Я не разбираюсь во врачебной терминологии.» - слабо парировал я. « Идиот – умник! Вы только посмотрите на него!» - обращался он теперь к невидимым зрителям – Я ведь сразу понял, что ты умник! Но какой же ты идиот! Ты хоть понимаешь на минуточку, что перепутал части от стола и кресла и склеил всё не правильно! Ты хотя бы две деревяшки правильно склеил бы и я бы сказал, что с тобой можно работать. Но ты же полнейший идиот!» Ребята в этот момент крыли крышу в моей конструкции и очень колоритно молчаливо ржали над нами. Очень вдохновились его словами и гламурные. В их эксклюзивных лицах читалось одобрение, а «спикерша» вообще подошла на недопустимо близкое расстояние, явно подавляя в себе желание сказать чтоб все знали: « А я, а Я, терплю этого идиота уже три дня!» Мастер обратился к ней в момент проговаривания в её голове своего текста, каким бы он ни был, окатив словами как ледяной водой: «А ты что вылупилась дибилка прыщавая? Ну-ка марш в свой детсад! Ты на нашей территории!» К счастью он высказался и ушёл, дважды махнув на меня каждой из своих рук и кинув: «До встречи завтра на открытии! Пять с минусом вам всем. Ну идиот!» «Не обращай внимания, он хороший, а бесится, потому что ты гениально убедительно перепутал детали, а получилось здорово!» - написал «писчий». К полуночи всё было готово. Ребята вытащили бутылку и пригласили присоединиться. Я вытащил косяк и пригласил присоединиться, дав понять, что не пью водку. Они спрятали бутылку и прислушались к моему предложению. Я затянулся и подумал, что вряд ли когда-нибудь смогу почувствовать подобное счастье после работы с кем-то. Потом поехал в «Метро» за тринадцатью бутылками хорошего вина для фуршета. Ну нравится мне эта цифра.
http://www.facebook.com/media/set/?set=a.130394407085447.9314.100003446666353&type=3

поДАРки

          Ход событий. Вроде бы, всего два слова. Словосочетание. Предельно понятное. Равно как и предельно ёмкое и непредсказуемое. Не имеет значения, ходят ли они (события) непонятно или понятно, откуда и куда, или же сам даёшь им пинка. Да, может, за очень наглядные примеры на сей счёт, я люблю шахматы. Сколько себя помню, любовь эта не остывала. «Ход» сам по себе  имеет бесконечное множество векторов. «Ход событий» таит в себе «поворот», «перипетию», «розыгрыш», «разворачивание», «складывание» (обстоятельств), «оборачивание», «принятие» (какого-либо оборота)…, намекая на «судьбу», «неизвестность», проходя через «всяко бывало» прямо к «встрече со смертью». Это происходит с завидным постоянством. Намерение совершить простое действие, зачастую предполагает не самый короткий путь и не гарантирует его завершение, хотя, результат никогда не заставляет себя ждать. Достаточно просто быть открытым и тогда любой «ход событий» внесёт очередную порцию знаний, а значит силы и позитива. В определённой степени сделает творцом, если угодно. Захлопни «дверцу» и «бренность» постучится в неё. Не захлопывай её никогда, и понимание природы вещей начнёт всё приходить да приходить, принося с собою дары. Конечно ли оно (понимание)? Вопрос. На (не)определённом этапе понимание природы вещей рождает способность их контролировать, равно как непонимание – неспособность, но её иллюзию. В любом случае, «уборку» делать следует частенько, а время от времени и генеральную. Смысл даров станет чище и понятнее. На любом уровне, вплоть до самого низкого – буквального. Там, где пыльно до чиха и где «дары» называются «подарками».
          Странным, но вполне логичным образом, в ходе генеральной уборки всех помещений, хранящих в себе твою историю в виде напоминаний, с которых хочешь-не хочешь, а пыль сотрёшь, обнаруживается желание…, например, написать следующее.
          Подарки имеют две природы происхождения: по поводу и без повода. Подарки «без повода» сложно переоценить, у них есть крылья, которые способны вознести их до «даров». Подарки же «по поводу» крыльев не имеют. Ничего не имеют. Иногда только непересыхающие ножки, как у кузнечиков, дабы продолжать бессмысленное перескакивания из дома в дом с изменением хозяев сей мишуры. Выбросить-то жалко при материальной ценности оной. Зато вспоминаются те моменты, в основном «всенародные праздники» или «дни рождения», когда понимание природы вещей временно теряет всякий смысл. Конечно же, на мой, крайне субъективный взгляд. Вот, стёр пыль с четырёх идентичных романов «Моби Дик или белый кит» с нераспечатанными страницами – мне их подарили ещё в школе на день рождения, в те далёкие времена, когда книга (в некоторых частных случаях одна и та же) считалась лучшим подарком. Я её к тому моменту уже прочитал, кстати. Две были бы случайностью, но четыре – либо из ряда вон выходящей случайностью, либо совсем не случайностью. Возможно, если воспринять это как знак и перечитать её четыре раза, придёт понимание, что конкретно вызвало желание четырёх человек подарить именно эту книгу и именно мне. Или не придёт, и я ещё раз посмеюсь про себя. Но, нет на это времени, ведь таких подарков едва ли не половина всех тех материальных бессмыслиц, что хранятся в местах, где пыли больше всего и пыль превыше всего, и, каждая из которых несёт с собой воспоминания, улыбку и бесконечно повторяющееся осознание, за что я, с самого рождения мало-мальского сознания в ещё детском тельце, не мотивированно избегаю любого рода праздников. Случались и продолжают, конечно, случаться исключения, но, думаю, из-за стереотипов, заставляющих людей ждать повода, дабы принести «дар» в виде подарка. Так принято. Но. Чудесным образом генеральная уборка заканчивается восстановлением хода уже произошедших событий, как вех, погружением в воспоминания. Бесцельное средство оправдано. Не до конца, однако. Ведь пыль имеет свойство возвращаться. И нет никаких средств это изменить. От одного, едва уловимого падения звезды с неба эффект несоизмеримо красочнее, чем от всего новогоднего салюта, длящегося целую ночь.